Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:06 

Второй шанс. Глава 20, часть 1

Setara

Переводчик: Тэхи, Setara

Беты: oxapa , Meany

Источник: www.fanfiction.net/s/2488754/1/

Автор: Miranda Flairgold

Пэйринг: Гарри Поттер

Рейтинг: R

Жанр: Adventure

Размер: Макси

Статус: В процессе


Глава 20, часть 1


Солнце только начинало садиться: опускающийся за долину шар окрашивал вершины гор в великолепные оттенки золотого, розового и оранжевого цветов. Яркий свет отражался от покрытых снегом склонов, отчего тени вечнозеленых деревьев удлиняли свои силуэты во много раз. Свет окрашивал поднимавшийся от горячих источников туман в дымчато-розовый и оранжевый тона; в дымке бродили едва заметные сквозь неё табуны животных. В устье долины поднялся в небо дракон и полетел через хребет в большую пещеру на склоне горы. Пара птиц Рух кружилась в танце над Горной школой волшебства Акрен вокруг одноименной горы.

Ракеш стоял перед зеркалом – снова проверял свою маскировку, хотя ему уже почти нечего было скрывать. Кровь дракона наконец-то заметно повлияла на него – изменился цвет глаз. Изумрудно-зеленый цвет смертельного проклятья сменился на странную гипнотически завораживающую смесь золотого, черного и серебряного. Полоски трех цветов сплетались в его глазах завораживающим узором. Ракеша это слегка пугало. Зато больше не было нужды в зельях для изменения цвета глаз. Но и зеленый цвет он не утратил. Стоило только призвать магию, и его глаза вновь зеленели. Из маскировки ему теперь требовались только имя и фальшивая кожа – скрыть шрам.

Оставшись довольным изменением внешности, он смахнул пылинки с плеча. В Акрен намечался ежегодный бал-вечеринка для всей школы. Надо было прийти в костюме или, как минимум, приложить усилия и прилично одеться. Черные брюки и черные же ботинки с темно-золотой отделкой, золотая рубашка с широкими рукавами, застегнутая до половины, обычный обсидиановый гвоздик-серьга и привычные тейзеры в ботинках, кобура для палочки на боку. Еще он надел золотое ожерелье с изумрудами и перьями, которое ему подарили целители чачапоайро. Яркие перья и изумруды были чересчур броскими на вкус Ракеша, но он не собирался отказываться от сильного амулета. В центре ожерелья располагалась голова дракона великолепной работы. Наряд дополняли ножи: один сзади на шее, скрытый его длинными волнистыми волосами, и второй в ножнах на бедре. Разумеется, на оружии были сильные чары незаметности и отвода глаз, а также скрывающие и затуманивания формы и размер предмета.

Ракеш наклонился завязать шнурок на ботинке, а потом, выпрямившись, бросил взгляд на зеркало и замер.

Дарэй как обычно развалился на его диване, занимая места намного больше, чем, казалось бы, физически возможно. В который раз вампир как-то пробрался в комнату незамеченным. Ракеш яростно вперился в зеркальное отражение ухмыляющегося парня, сжал зубы и постарался игнорировать его, пока накладывал заклинание незаметности и другие скрывающие чары на серьгу.

– Сол до сих пор жив, - угрюмо проинформировал его Дарэй. Он был в своей человеческой форме: приди он на бал как демон, и неприятности обеспечены. Вампир был полностью в элегантно-черном, серебре и золоте – почти как Ракеш, только рубашка черная. Сверху он накинул легкий черный плащ, шелковый с бархатом и меховой отделкой.

- Не удивительно, - ответил Ракеш.

- То, что он еще жив, я считаю оскорбительным для себя.

- Ты считаешь, что он не достоин жить?

- Именно так.

- Кто ты такой, чтобы судить? В глазах большинства именно ты не достоин жить.

- Это не одно и то же.

- Разве?

- Нет, - устало вздохнул тот.

- Как так? – спросил Ракеш, наблюдая в зеркале, как вампир кормит мышь кровью из пальца. Зрелище было причудливым, но ни один из кровососущих не видел в этом ничего странного.

– Сол часто пытает смертных просто ради забавы. Именно пытает. И вампиров тоже, да и вообще всех, до кого может добраться и кто не в состоянии дать отпор. Большинство из них хорошие люди. А его особенно радуют убийства монахинь, – пояснил Дарэй.

– Ладно, - подумав, согласился Ракеш.

– Я знал, что ты со мной согласишься.

– Возможно…

– Что?

– Сол должен умереть.

– Значит, ты согласен. Чем же тогда недоволен?

– Если ты хочешь видеть его мертвым, то имей смелость убить его собственноручно, - ответил Ракеш вампиру.

Дарэй внимательно взглянул на него. Потом кивнул.

– С этим я согласен. И так и сделаю.

– Когда?

– Когда закончу его пытать.

– Уже пробовал?

– Еще нет. Но планирую начать сегодня. Я выследил его днем, – Дарэй садистски улыбнулся, – он потерял немало крови.

Ракеш вернулся к попыткам трансфигурировать плащ. Ответа Дарэй не дождался. Вампир вздохнул и покачал головой.

- Ты злишься на меня.

- Нет необходимости пытать и унижать его.

- Не больше, чем сам он сделал многим людям.

- И этого достаточно, чтобы обойтись с ним таким же образом...

- Да.

- Принцип «око за око» работает только в теории.

- Разве? Лично я считаю, что он очень даже неплохо работает. Я мог бы убить его и без причины, если бы захотел. Он не может победить меня, поэтому на самом деле неважно, заслуживает он этого или нет: если я захочу его убить, то убью, - объяснил Дарэй. Такова истина вампирьего мира: жизнь – это сила, и более сильные решают судьбу слабых – жить им или умереть. – Но я не могу убить Сола прямо сейчас.

- Ты хочешь сначала повеселиться за его счет. Придется тебе дождаться летних каникулов – или когда он покинет долину, - заметил Ракеш. Дарэй кивнул. Ракеш не стал продолжать спор; он не собирался заморачиваться образом жизни вампиров. Ему и без того хватало забот. И этот ублюдок действительно заслужил того, что с ним сотворил Дарэй.

Ракеш решил не надевать плащ и отложил его в сторону. Развернувшись, он отправился в другой конец комнаты. Пока он оборачивался, появилась Рианаэ. Она сидела в кресле, уже одетая к балу: темно-зеленая с черным и золотом мантия поверх черных штанов и темно-зеленой рубашки. Эти цвета ей удивительно шли. Ракеш пристально на нее посмотрел, потом сердито рыкнул и прошествовал мимо нее к полке, на которой хранилась трансфигурированная мебель. Взяв оттуда еще одно кресло, он увеличил его. Оба вампира самодовольно улыбались.

- Неужели это обязательно? – спросил Ракеш, имея в виду их привычку беззвучно появляться у него за спиной.

- Это забавно.

- Шли бы вы доставать кого-то другого...

- А мы и так достаем всех, - ответила Рианае. – Тани с нами больше нет.

Ракеш потер лоб и кивнул: минус еще один студент. Они не пробыли в Акрен ещё и суток, и пока что все разговаривали только о тех, кто не вернулся.

В Акрен принимали много студентов, но почти треть не доживала до выпуска. Бросить Акрен не разрешалось, даже если ученику тут не нравилось, - он уже знал секреты школы. Если такой ученик убегал, его поджидали профессора и выпускники. Ты остаешься в школе или до выпуска, или до смерти. Таким образом, все пришедшие в Акрен либо не совсем не понимали, во что ввязываются, либо действительно хотели оказаться в подобном месте. Поскольку большинство студентов желали попасть в такую учебную среду, они отделывались друг от друга, чтобы продвинуться все дальше и дальше. Конкуренция в Акрен было лютой и кровавой. В этом году все было не так уж плохо – первокурсникам давали поблажки, особенно в первом семестре. Они были недостаточно сильными, чтобы мешать кому-либо; к тому же никто не знал, чего от них ждать, а рисковать никто не хотел. Но после первого года или семестра, в зависимости от ученика, все менялось. Многих губило безрассудное честолюбие, особенно в таких многообещающих предметах, как магия крови. Ею на каникулах баловались аж четыре человека. Все они погибли, и никто по ним не плакал.

Учитывая традицию вампиров уничтожать молодняк, ожидалось, что более половины из принятых в Акрен вампиров умрет. Вероятность выжить для молодого вампира вне Акрена была еще меньше. Оборотней в борьбе за лидерство выживало не намного больше. В эту зиму, к счастью, никто из оборотней не умер. С вампирами дело обстояло хуже: убиты уже как минимум трое, а может и больше – подсчет еще не закончен.

- Что случилось?

- Дуэль с другим студентом, которого она каким-то образом оскорбила, - пожала плечами Рианаэ; в Акрен такое было совершенно обычном делом. Хотя дуэли могли стать смертельными только вне школы. Ракеш в который раз поразился небрежному отношению к смерти, которое так часто здесь встречалось. Каждый день кто-нибудь умирал, большинство студентов видели, как кого-то убивали, или убивали сами. Ничего особенного в этом не было. Не удивительно, что многие студенты не выдерживали. Но и уйти они не могли. Как могла Таня оскорбить кого-то? В первый раз после прибытия Ракеш стало интересно, как справляется Том.

- Остальные? – спросил Дарэй, была очередь Рианаэ выяснять, кто как умер.

- Два молодых вампира погибли от руки князя Москвы. Третьего убила я, - сказала Рианаэ.

- Почему? – поинтересовался Ракеш.

- Потому что он вызвал меня на дуэль и проиграл. А мне не захотелось оставлять его в живых, - ответила та. Ракеш вновь напомнил себе, что не вмешивается в дела вампиров. Если выигравший дуэль вампир решает убить проигравшего – это его право, и никто в Акрен не мешал победителю. – И если никто не избавиться от Сола в ближайшее время, я сама его убью, - высказала Рианаэ Дарэю. – И, если не возражаешь, ответь-ка: что, ЧЕРТ ПОДЕРИ, случилось с вами на каникулах?

Дарэй и Ракеш вздрогнули: они надеялись избежать вопросов, но, как только что наглядно показала Рианаэ, изменения у обоих были хорошо заметны и вампирам, и оборотням.

- Не хотелось бы объяснять все несколько раз, - заметил Ракеш.

- Тебе придется подождать, - продолжил Дарэй, – если мы вообще что-нибудь тебе расскажем. У всех есть свои секреты.

- Хорошо. Но расспрашивать вас будут все, - предупредил она.

С наложенными чарами сокрытия запаха и магии – они хотели избежать вопросов как минимум до конца вечеринки – Ракеш и Дарэй прошли в обеденный зал. Ужин подавали всю ночь, к тому же убрали перегородку, открыв второй зал схожих размеров – для танцев. Не то чтобы кто-то собирался много танцевать. Не желая привлекать к себе внимание, Дарэй и Ракеш выбрали себе места в затененном углу. Рианаэ затерялась в поисках питания в виде несчастного слабого вампира или смертного.

Балы в Акрен не доставляли особого много удовольствия. Прислушавшись к окружающим разговорам, Ракеш решил, что за время каникул в иерархиях вампиров и оборотней случился серьезный разлад.

Зачаровав уши, чтобы лучше слышать, Ракеш также поймал слухи о какой-то драке среди нескольких студентов-фаэ; другие фаэ в школе или выбрали одну из сторон, или принимались выстраивать собственную. Вейл сумели взбесить вампиры, а сами вампы почти доходили до драк, лихорадочно восстанавливая иерархию. Ракеш чувствовал телепатическое давление в помещении – оно исходило в основном от вампиров и достигало почти невыносимого уровня. Это, конечно же, злило студентов-фаэ, некоторые из которых, кажется, были готовы к смертоубийству. И хотя в зале телепатически активно шла демонстрация намерений, драки строго запрещались.

Сайлас и Нури присоединились к друзьям, когда подали еду; пантера была вымыта и расчесана так, что мех почти сиял.

- Вас видел кто-нибудь из учителей? – спросил Сайлас?

- Нет. Мы прячемся, - признался Ракеш.

Сайлас хмыкнул. Из них троих только он не беспокоился о том, что его примут за лабораторную крысу.

- Ты слишком этому радуешься, кузен, - предупредил его Дарэй. Сайлас проигнорировал ледяной тон брата и помахал рукой Элли. Дарэй и Ракеш скрылись обратно в тень, когда движение привлекло несколько пар глаз.

- Каникулы прошли хорошо? – спросила Элли.

- Ну, мои точно, но ничего не могу сказать об этих двух, - фыркнул Сайлас, вновь навлекая на себя убивающие взгляды.

- Да? – заинтересовалась Элли. – И что же случилось?

- Проклятье, Сайлас! – зашипел Дарэй, когда кузен начал рассказывать Элли абсолютно все.

- Тейзеры все ещё со мной, - негромко прорычал Ракеш, так, чтобы сидящий напротив него Сайлас услышал, а Элли – нет. Девушка окинула взглядом всю троицу, потом оглядела комнату – народу было полным полно. Она сразу все поняла – не дура же – говорить в такой толпе о чем-то важном было небезопасно.

- Хорошо, мальчики, я подожду, но вы расскажете мне обо всем, что случилось.

- Может, мы сможем прятаться весь год, - пробормотал Дарэй, скисая. Ракеш помотал головой.

- Нет, я хочу знать, изменила ли кровь во мне что-нибудь еще, кроме глаз. И ты прекрасно знаешь, что мы не сможем выйти из зала так, чтобы нас не заметил никто из учителей. А большинство из них сумеют заметить любые изменения, - прошептал Ракеш. Элли создала измерительную ленту и выясняла, насколько вырос Нури, игнорируя всех остальных.

Внезапная вспышка телепатической активности привлекла внимание всех присутствующих к группе вампиров возле соседнего столика. Трое из них вскочили и яростно переговаривались. У одного по шее текла кровь, хотя рана закрылась за несколько секунд. Сол и другой вампир рычали, Сол почти потерял контроль и начал орать. Другие вампиры стали собираться вокруг них, голоса повышались, но так, что только создания с улучшенным слухом могли действительно услышать переговоры. Вампиры активно жестикулировали, трещала наполнившая воздух магия, когда они огрызались друг на друга; сверкали клыки. Сол вскинул кулак и выкрикнул что-то оскорбительное насчет крови второго вампира. Несколько других закричали на него. Кто-то из них, похоже, высказал что-то особенно язвительное, потому что кто-то из вампиров рассмеялся, а лицо Сола стало темно-красным – поразительное достижение для белокожей нежити.

- Ты за это заплатишь! – закричал Сол. – Ты умрешь, как только выйдешь из долины!

Кто-то из вампиров буркнул, что Сол не может сражаться сам за себя. Сол вытащил нож в окружении яростно взревевшей толпы – драка посреди обеденного зала, на нейтральной территории, могла послужить причиной сражения между вампирами и всеми остальными студентами школы – Сол выкрикнул что-то про то, как он поспособствует уничтожению всех низших видов. Теперь со своих мест повскакивали разъяренные фаэ и оборотни, готовые к битве. Откуда ни возьмись, появилась Рианае и встала между Солом и более слабым вампиром, на которого он собирался напасть. Сол опасливо приостановился на несколько секунд.

Внезапно все вампиры затихли, волна бешено-ревущей, неистовой, подавляющей телепатии залила зал, а когда она схлынула, потрясенные вампиры быстро разошлись по своим столикам на трясущихся ногах. Дарэй и Сайлас содрогнулись, когда по ним прошлась телепатическая команда. Сквозь расступившуюся, как Красное море перед Моисеем, толпу Ракеш заметил взбешенного Тристана Намака, обрушившегося на оцепеневшего возмутителя спокойствия. Намак к балу облачился в одежды, какие лорды вампиров носили тысячелетие назад. Темно-красная с кремовым и черным, отделанная золотом мантия, черные перчатки до локтя, черно-золотые нарукавники, драгоценности, отделанные серебром и рубинами сандалии, длинный тяжелый темно-красный плащ, подметавший пол, по подолу украшенный блестящими черными перьями. Студенты разлетались перед впечатляющей фигурой с оскаленными клыками и светящимися глазами.

- Кстати, что происходит с вампирами? – спросила Элли. Сайлас и Дарэй пожали плечами; они с изумлением следили за тем, как древнейший наотмашь ударил Сола – тот только и успел открыть рот, чтобы пожаловаться на вмешательство, - звучно сломав ему нос, проломив череп и отправив в почти двадцатифутовый полет[i]. Потом он схватил двух других вампиров за шеи и вынес их из зала. Ни один не сопротивлялся. Балкон в том конце помещения располагался над высоким обрывом, и Ракеш почти не сомневался в том, что сейчас обоих вампиров с него уронят. Такое падение будет очень болезненным, особенно если Намак сначала их выпьет, но не убьет.

Когда двери за ним с грохотом закрылись и телепатическое присутствие пропало, облегченный вздох пронесся по комнате и отблески страха стали постепенно исчезать из глаз студентов-вампиров. Фаэ, казалось, коллективно ухмылялись, оборотни одобряюще рычали.

- Похоже, такое случается каждый год после каникулов. Но сейчас все как-то немного по-другому, соперничество как никогда обостренное, - заметил Сайлас.

- Бабушка упоминала о возможности войны между несколькими группами вампиров: одни считают, что вампиры должны править миром; другие – что не должны; третьи хотят создать отдельный мир для вампиров; четвертые мечтают поработить маглов; а пятые - людей-волшебников; еще есть новая, неожиданно получившая известность группа, которая хочет объединить магловский мир под одним правительством, - сказал Дарэй. – Есть и другие, но эти группы наиболее значительные. Напряженность присутствовало всегда, но в последнее время все стало намного хуже.

- Хуже? Все и так было плохо, сейчас же все становятся противоестественно агрессивными, - отреагировал Сайлас. – Не прошло ещё и суток, как мы вернулись! Я чувствую, что другие готовы убивать.

Ракеш уже слышал о политике вампиров, но был согласен с Сайласом в том, что все выходит из-под контроля. Какие бы слухи ни ходили среди вампиров, из-за них обычная яростная конкуренция взлетала до небес. Он был рад, что его друзья, в основном, все это игнорируют. Семья Альтерес занимала свою устоявшуюся нишу – они истребляли культы и бродячих вампиров вне зависимости от того, кому принадлежит власть, и особенно о таких вещах не волновались. При поддержке Кьялы Альтерес они стояли вне основной части вампирьего общества. Но если в мире вдруг появится мощная группа, что они будут делать? Кьяла не из тех, кто только наблюдает, матриарх-древнейшая крайне агрессивна.

- Обрати внимание: только молодые вампиры неистовствуют в своих небольших политических группках. Тем, кто старше двух или трех сотен лет, по большей части на это наплевать, - заметил Сайлас. – Но все действительно катится под горку. Когда ты в последний раз чувствовал такую тревогу? – спросил он Дарэя.

Тот подумал и покачал головой.

- Не было такого. Но я помню, что говорила бабушка: иногда старшие вампиры убивают большую часть молодняка, чтобы поддержать спокойствие и порядок между видами.

- Скорее всего, так и есть. Молодые вампиры знают, что зашли слишком далеко и готовы на все ради мощи, только бы их оставили в живых, когда старшим надоест и они начнут резню, - сказала Элли. – Для вас это проблема?

Дарэй и Сайлас покачали головами.

- Совсем нет, - Дарэй мерзко улыбнулся. – Мы оба, фактически, можем даже выиграть от этой чистки вида.

- Это зависит от того, что с вами случилось на каникулах, - шелковистый вкрадчивый голос произнес за их спинами. Подростки обернулись и увидели Тристана Намака. Он стоял возле стены, укрытый тенями. Видимо, уже закончил с двумя вампирами, доставлявшими беспокойство.

Дарэй и Ракеш переглянулись – их попытки замаскироваться совершенно не сработали. Намак с подозрением наблюдал за парочкой.

- Может, отложим до завтра? – спросил Ракеш. Намак перевел взгляд на него, потом поднял одну темную бровь. – Не обращайте внимания.

- Мы можем поговорить где-нибудь еще? – спросил Дарэй, подчеркнуто окинув взглядом окружающую их толпу.

- Полагаю, в моих покоях, - прорычал профессор Намак. Древнейший растворился в тенях – он передвигался по ним так, как умели лишь немногие вампиры. Ракеш и Дарэй откланялись и ушли, стараясь не привлекать к себе внимания на пути к выходу.

Намак встретил их в своих комнатах, открыв дверь и пригласив их войти, согнав с дороги Эли, волшебную плащеносную ящерицу-громадину. Он указал им на диван в гостиной, а сам поднял и перенес рептилию в кресло у стены, когда та попыталась загородить студентам путь. Эли зашипел на хозяина и с гордым видом прошествовал (насколько ящерицы могут шествовать) в спальню.

- Чары на комнатах защищают от подслушивания, - сказал Намак. – Теперь рассказывайте, что случилось и почему я чувствую демонов и драконов на вас двоих.

* * *

Далее...



[i] Около 6 м.


@темы: A Second Chance at Life, фики

URL
Комментарии
2010-03-16 в 00:11 

Тэхи
в общем, я
Солнце, я исправлю и пришлю завтра, хорошо? Сегодня, боюсь, все не успею.

2010-03-17 в 00:31 

SvetaR
Свет лишь оттеняет тьму. Тьма лишь подчеркивает свет. SvetaR
Спасибо за продолжение перевода!

2010-03-17 в 00:42 

Setara
Свет
Спасибо, что отозвалась!

URL
   

Записки Сетары

главная